Птенцы одного гнезда: Г. Мусрепов, С. Муканов и И. Шухов

Опубликован Angela от 18.06.2021 в Воспоминания |

  Среди близких друзей Ивана Петровича Шухова было немало казахских писателей и поэтов. А своих земляков Сабита Муканова и Габита Мусрепова он знал едва ли не с детских лет. Первому знакомству с ними Иван Петрович посвятил интересные страницы своей повести «Отмерцавшие марева», вошедшей в сборник «Пресновские страницы» (И. П. Шухов «Пресновские страницы», Алма-Ата, 1987, с.92-99). Об этом так писала литературовед, критик, доктор филологических наук Евгения Лизунова в статье «Колокол его жизни»:

   «Еще в ранней юности он (Шухов К. М.) встретился в степи со своими земляками, уроженцами тех же мест, будущими классиками казахской литературы Сабитом Мукановым и Габитом Мусреповым. С тех пор дружба с ними осталась для Шухова на полстолетия как одно из самых больших его человеческих богатств».

  Именно Сабит Муканов в 1935 г. первым представил Ивана Петровича Шухова в Союзе писателей в Алма — Ате видным деятелям казахской литературы Сакену Сейфуллину, Беимбету Маилину, Ильясу Жансугурову, Мухтару Ауэзову и другим.

  Сабит Муканов по-братски заботился о своем младшем коллеге. Об этом свидетельствует письмо Ивана Шухова от 8-го марта 1935 г. из Омска своей жене Е. А. Рязанской:

  «Пошел второй месяц моей затворнической жизни в Омской глазной клинике (он готовился к операции глаза  К. М.) Друзья мне шлют телеграммы  но не пишут писем. Только от Сабита получил сегодня трогательное письмо. Пишет, что над моим письмом он прослезился». В 5-м томе собрания сочинений И. П. Шухова (Алма-Ата, 1983, стр. 686) приведены несколько писем известного русского писателя Казахстана Сабиту Муканову. Вот отрывки из некоторых из них:

  «С. Муканову. Станица Пресновская. 31 марта 1943 г.

 Обнимаю тебя, Сабит!        

  … Сейчас посылаю вам небольшую повесть полуочеркового характера, которая получила очень высокую оценку Т. Заславского, приславшего мне письмо, и печатается в журнале «Октябрь», во второй или третьей книжке. Кроме того, эта же вещь выходит отдельным изданием в библиотеке «Огонек». Думаю, что найдется бумага для моей рукописи и в нашей республиканской столице! Надеюсь, что ты как наместник и верховный главнокомандующий воинами советской литературы Казахстан.. (В то время  С. Муканов возглавлял Союз писателей Казахстана – К. М. ) примешь все меры к тому, чтобы сия рукопись, на худой конец, не потерялась…Твой И. Шухов».

В другом письме И. П. Шухов пишет:

«Дорогой Сабит! Давно не писал тебе. Но и ты, как правило, безмолвствуешь месяцами… Вот я после длительного перерыва снова засел за окончание моего романа. Ежели ничего не помешает, то в середине зимы я, видимо, привезу рукопись в Алма-Ату. Не сердистесь там на меня за мой медлительность. Сам знаешь, как трудно и небыстро я работаю. А эту вещь хочется сделать во весь голос, дарованный мне Богом…»

14 ноября 1943 г. ст. Пресновская. Твой И. Шухов.»

Следующее письмо написано И. Шуховым, очевидно, в ответ на письмо-запрос Сабита Муканова:

  «Сабит! Вот краткие библиографические данные о «Ненависти». Роман, написанный в 1932 г., выдержал — 14 изданий, из них два массовых, с общим тиражом в миллион экземпляров…

  Что касается биографических сведений обо мне, то коротко могу сообщить следующее. Родился в 1906 г. Детство и юность провел в известной тебе благословенной станице Пресновской. Воспитывался и рос под одним с тобой небом и почти в одинаковых с тобой социальных условиях. В детстве много ездил с отцом по окрестной казахской степи, и горький дым аульных костров навсегда стал дорог и мил моему сердцу. Как ты с полным основанием можешь сказать, что рос и воспитывался наполовину в казахской, наполовину в русской среде, так и я могу сказать о себе, что детство мое прошло в степной стороне, среди русских казаков и среди казахов. И это не могло не сказаться в дальнейшем на всем моем творчестве, источником которого является моя глубокая и чистая любовь к родному мне краю и его народу. Вот все, что я могу сказать о себе.

  Ты достаточно хорошо знаешь меня. И если у тебя найдутся слова обо мне и о моей книжке, буду горячо благодарен тебе за них. Мне приятно будет видеть в книге предисловие, ибо я всегда видел и вижу в тебе не только большого писателя, но и самого близкого, верного и надежного своего друга.

  Алма-Ата. 30 декабря 1947 г.»

  Сабит Муканов горячо откликнулся на просьбу друга. В 1952 г. в Казгослитиздате изданы «Избранные произведения» И. Шухова с предисловием С. Муканова «Шухов и его первые романы». В нем классик казахской советской литературы дает высокую оценку произведениям Иван Петровича: «Горькая линия» Шухова хороша не только тем, что в ней жизнь казачества берется в классовом разрезе и художник выносит свой приговор кулачествтву, но и тем, что автор по-революционному, по-партийному показывает высокую дружбу казахского народа с великим русским народом.

  Еще глубже разрабатывает тему дружбы казахов и русских Иван Шухов в другом своем романе – «Ненависть». Это произведение тематически связано с «Горькой линией». Оба романа описывают жизнь казачества. Различие только в этапах: «Горькая линия» доводит жизнь казачества до революции, а «Ненависть» берет эту и жизнь в период коллективизации сельского хозяйства».

 В заключение С. Муканов пишет: «Роман вошел в золотой фонд многонациональной советской литературы к как один из замечательных образцов произведений на колхозную тему».

  И. П. Шухов был первым переводчиком романа С. Муканова «Ботагоз» (1945 г.) и первой книги «Школы жизни» (1952 г.). А в 1953 г. Иван Петрович работает над переводом 2-го тома мукановского произведения. Однако дело не движется из-за тормоза со стороны издательства, о чем свидетельствует следующее письмо Ивана Шухова Сабиту Муканову:

  «Над переводом 2-го тома я работаю и довольно успешно. Но Казлитиздат отказал в договоре, сославшись на то, что книга не включена в план 54-го г. и не будет, мол, включена, пока не получит казахское издание одобрение читателей… Думаю, что ты там внесешь ясность в эти дела. Очень прошу тебя сделать это во имя наших общих интересов… Ну, будь здоров, милый мой земляк. Всегда душой твой Иван.

  14 октября 53 г. Пресновка». К переводческой работе И.П. Шухов относился с высокой ответственностью, а  об авторе отзывался  с большой теплотой. В своей статье «Сабит Муканов, К 25-летию литературной деятельности» он писал:

 «Когда закрываешь последнюю страницу правдивой, бесхитростной и глубокой искренней повести Сабита Муканова «Мой мектебы», то в воображении невольного возникает в такую минуту облик автора- энергичного, порывистого в движениях, жизнерадостного человека. Таким встает во весь рост Сабит со страниц своего автобиографического повествования о детстве и юности».

  В дни празднования 60-летия Сабита Муканова Иван Петрович выступил со статьей в «Казахстанской правде»:

  «В день юбилея выдающегося казахского писателя Сабита Муканова я снова с душевной радостью вспоминаю свое первое знакомство в качестве переводчика с его романом «Ботагоз». Со страниц этого романа веяло свежим дыханием большого таланта, в каждой строчке угадывалась цельная, страстная натура писателя, выходца из народа, глубокого знатока его дум и чаяний. Работа над переводом «Ботагоз» доставляла истинную радость и, откровенно говоря, в немалой степени обогащала познанием устремлений братского казахского народа. С тех пор все мы, собратья по перу и читатели Сабита Муканова, были свидетелями роста его таланта, его мастерства романиста и публициста. Но мне особенно дорог юбилей Сабита Муканова еще и потому, что оба мы — земляки. Наша юность прошла среди ковыльного раздолья Северного Казахстана, в том краю, где еще до революции наперекор злым силам царизма и степных феодалов, росла и крепла дружба бедняков из казачьих станиц, русских деревень и казахских аулов».

  О праздновании 60-летия Сабита Муканова на его родине в Жаманшубаре и о дружеском отношении Сабита к Ивану Петровичу Шухову в свое время очень ярко сказал поэт Сырбай Мауленов:

  «Многие годы связывала Ивана Петровича добрая и крепкая дружба с большим казахским писателем Сабитом Мукановым. Это была верная мужская дружба. Мне довелось видеть их вместе во время поездки Сабита Муканова по родным местам в день его 60-летия. Местечко Жаманшубар находится в нескольких десятках километров от Пресновки. Так вот в этом самом Жаманшубаре, распаханном первоцелинниками, где теперь колосятся нивы совхоза «Украинский» Северо-Казахстанской области, родился Сабит Муканов. Так что Иван Шухов и Сабит Муканов, кроме всего прочего, еще и земляки. Дружили они всю жизнь.

  Большая творческая и личная дружба связывала Ивана Шухова и с другим его земляком, писателем Габитом Мусреповым.

  В 1950 г. Иван Шухов совместно с Габитом Мусреповым и режиссером Л. Степановой работал над сценарием полнометражного художественного фильма «Советский Казахстан».

  А в 1972 г. Иван Петрович на 70-летие Габита Мусрепова откликнулся статьей «Мастер»:

  «Теперь за давностью быстро прошедших лет уже и не припомнить в точности, когда и как мы познакомились с Габитом Мусреповым, моим товарищем по перу и почти ровесником. Во всяком случае мне кажется, что я знал его всегда, на протяжении своей жизни. И, думается, такое ощущение возникает не потому только, что оба мы родились на севере Казахстана, в Пресновском районе, — и одни и те же серебристо-зеленые березовые колки, синие озера, отражающие небо и облака, — достались нам в воспоминания о детстве. Чувство постоянного и долголетнего общения появилось, наверное, прежде всего от знакомства с его книгами.

  …Первая повесть молодого писателя увидела свет в 1928г. Повесть называлась «В бушующих волнах» и была посвящена революционным событиям в степи, тому, как животворно отразилась революция на судьбах трудовых казахов…

  В долголетней и плодотворной писательской работе Габита Мусрепова мне хочется отметить его жестокую требовательность к себе, его взыскательное, похожее на тщательность старых чеканщиков, отношение к слову, которое ставит его в первый ряд стилистов. Такой писатель определяется коротким и исчерпывающим понятием-мастер».

  В свою очередь, его творчество нашло высокую оценку Габита Мусрепова, который писал в 1977 г.:

  «От «Перекрестков дорог», «За Альховский» — своего литературного дебюта — Иван Шухов вышел на магистраль «Горькой линии», «Ненависти», романов, проникнутых духом гражданской целенаправленности, живо созвучных волнующим, остро злободневным проблемами героико-революционной современности».

  И далее, говоря о повести «Колокол», замечал:

«…Он создал свою шуховскую степь с ее холмами, с «глазами озер», перелесками березовой чистоты, с ее людьми… Это живые образы, выписанные сильными красками. «Колокол» -повесть от лица времени».

  В своих воспоминаниях об Иване Шухове, опубликованных в 1979г. под названием «Дорогой мой земляк и друг», Габит Мусрепов пишет:

  «…Частенько, под разными предлогами (а то и без них) навещали мы ДРУГ друга, лет 16 живя рядышком, дверь в дверь. Если же говорить фигурально, «дверь в дверь» жили мы гораздо дольше — на протяжении нескольких десятилетий, начиная со времени нашей давней, зоревой (слово Ивана Петровича) юности. И родились, можно сказать, по соседству: он — в Пресновке, я — в ауле неподалеку от другой казачьей станицы — Пресногорьковской. И в ранние годы свои видели одни и те же широкие ковыльные просторы, чистые озера да березовые перелески, дышали воздухом Северного Казахстана, настоянном на вольном степном разнотравье. Великолепно, поэтично сказано об этом у Ивана Петровича в повести о детстве с чудесным, по-шуховски простым и лиричным названием «Трава в чистом поле».

  В других воспоминаниях Габит Мусрепов пишет:

  «Почти вся наша жизнь прошла на виду друг у друга… Наша творческая литературная дружба всегда была задушевной, бесхитростной и еще, — как бы это сказать, — непоказной, интимной».

  И далее: «Святому делу литературы служил он преданно, смело и самозабвенно. Думаю, многие молодые русские писатели Казахстана обязаны Шухову, давшему им путевку в творческую жизнь. Что же касается меня, признаюсь: мало сказать, что более чем за 40 лет пребывания в рядах Союза писателей я был с Иваном Петровичем близок душевно и творчески. Скажу так: своей искренностью, добротой и оригинальностью он вносил, как говорили в старину, божественный дух дружества — дружбы чистой, благородной, той, что не знает ни зависти, ни корыстного расчета. Поэтому рядом и вместе с ним всегда столь хорошо дышалось и работалось».

  Творческое содружество трех писателей-земляков глубоко обогащало их таланты. А их дружба осталась до конца их жизни. 11 июля 1978 года Герой Социалистического Труда писатель-академик Габит Мусрепов, последний к тому времени оставшийся в живых из троих друзей, перерезал красную шелковую ленту у мемориальной доски, установленной в доме, где жил Иван Петрович Шухов, и сказал о нем прекрасные и добрые слова.

 

Кайролла МУКАНОВ НА СНИМКЕ: (слевв направо) Габит Мусрепов, Сабит Муканов и Иван Шухов на родной земле.  50-е гг.

______________________________________________________________

Муканов К. Птенцы одного гнезда: Г. Мусрепов, С. Муканов и И. Шухов. / К. Муканов // Северный Казахстан. – 2006 год.- 19 мая. -5  с.

Copyright © 2010-2022 Сабит Муканов
«Северо-Казахстанская областная универсальная научная библиотека имени Сабита Муканова».